// -->
Содружество литературных сайтов "Сетевая Словесность"







О проекте
Визитки
Свежее
Мелочь
Архив
Авторы
Отзывы
Весенние стихи
***

Охота давно вернулась домой.
И стрелки смеялись за трапезой,
И под столами гладили усталых собак.
Хвосты ложились на пол.
Весёлый праздничный зверь венчал всё.
Но кто-то вышел под звезды во двор, и замёрз там.
"Этот лес шумит в сердце твоём,
Каждым деревом гнется в нём.
Вот поэтому ты и не можешь видеть его",  -
Как сказал один человек. И я помню это.

***

В конце осени рыба насквозь промерзающих рек
Устремляется вниз.
Она должна успеть достичь большой воды в срок,
Ибо изменит холод ландшафт  -  и рыба знает об этом.
Вплоть до дней декабря одна за другой
Она выходит в просторы широких рек
И озер  -  ложиться на дно.
Рыбаки в низовьях ждут рыб.
Поднимается свет с другой стороны черных дерев.
Реки встали, бежит дровосек
С топором на плече.

***

Дождь, вообще, смертоносен:
Если он долог и если речь идет о посевах.
Он размывает землю, обнажив уже проросшие зёрна.
Люди это не любят; и так ведется.
Дождь на путях смывает заставы.
По распутьям уходят с полей и рек люди.
И стучат у дверей все проходимцы.
Ведь в черте ненастья все проходимцы.
"Воды рек подступают к нашим жилищам", -
Говорят прибрежные жители сёл. Они с рыбаками.
Возле вётел, конечно, могут быть лодки...
Главное, лес затоплен.
Обнажив ноги до самых колен,
Друг идет мой с шестом меж мокрых деревьев.
По подводным корням скользят ноги...

***

Вновь земля стала каменной: холод сковал её.
Ходит ветер в голых полях.
И звенит земля  -  как порой говорят об этом.
Житель сельский в негибких своих сапогах
Бежит каменным полем, и падает.
На ладонях его появляется кровь.
И вот птица  -  крыльев далекий размах  -
Острым зреньем своим видит это.
Вновь поземка; очень мелкий снег свивается
В белые ремешки.

***

Кающиеся грешницы садов и полей.
У них нет хвостов: главный их признак  -  бездетность.
Я гулял по аллеям,
И сейчас мне вспомнилось это.
На скамейке тихо дымился старик.
Но к нему подошел молодой человек, и спросил о часе.
А был полдень, и это ясно даже теперь...
Скоротав все ненастные дни, понимай:
Где кончается дверь  -  начинается май.
Кто-то скажет, что в поле тоже два тупика:
Один  -  небо, а другой  -  земля.
И что всадник на горизонте.
Это вряд ли так.
Травы склонов тоже растут прямо вверх.
Они не знают изгибов.
На откосе углы человеческих ног,
С вершинами в наших коленях, известны.
Свист каких-то животных,
где ты всходишь на холм, с тобой.

***

Лицо  -  это атака пространства на кость.
Все черепа улыбаются,
Когда ходит в них ветер,
И когда он не ходит.
В их улыбке залог наших радостных дней.
Беспредельность пространства, скрытая в ней;
Даль. Ведь кости суть те же камни.
И они улыбаются.

***

Сегодня в ночь я плюнул на погоны,
С плеч у себя их перед чем сорвав,
И на хвосте повлек меня состав.
А я лежал и видел неба склоны.
Когда вагон из сумеречной зоны
Летел уже, то, на руке привстав,
Я видел день, и то, как был не прав
Припоминал, считая перегоны.
Был месяц май, уже настало лето.
Я понял, что  -  хорошая примета,
И на перрон ступил на склоне дня.
Пойду на юг и встану с тополями,
Как думалось, когда шагал полями.
Вот тут-то и заметили меня.

***

Сидят на лавке два старика.
Один  -  пространство, а другой  -  река.
Тот, что пространство, с бородой волнистой.
Он держит пальцы с долгими ногтями
На рукояти костыля ребристой.
Он полон щебетом.
Другой с такими синими глазами,
Что переносье сносит как плотину.
Размыло на запястье Катерину.
И кажется, что рыбы у него в ботинках.
Светлы и гибки буквы на картинках.
Старик конечно же один,
Что было ясно с самого начала,
Еще когда печаль венчала,  -
Ни всадник и ни господин.

***

Стоит ли доверять словам? К примеру, пользующийся "новым эффективным средством для мытья головы", человек вдруг обнаруживает, что перхоть пропала вместе с волосами. Или даже  -  еще более унизительное положение: волосы пропали, перхоть осталась. Следуя дальше этим путем, человек получает повод возрадоваться: перхоть пропала, а волосы остались! Между тем, он не замечает, что его невзрослый сын уже давно должен был вернуться с прогулки. Поэтому когда радость проходит, человек отправляется на улицу искать его. Он находит сына в саду, и горько плачет, потому что ребенок стал деревом. Конечно же, вернувшись назад, он увидит, что сын уже давно дома и, как ни в чём не бывало, играет со своими игрушками. Но вопрос в том, обрадуется ли человек? Не нужно забывать, что всё время что-то происходит. Всадник, поставив ногу в стремя, летит в полях.

***

Реет борода на ветке
Тóполя былых задворок.
Это зимний ветер в клетке.
Детвора каталась с горок.
Сумрак был их быстрый взгляд.
И теперь откосом снежным
Возвращается назад.
Глаз становится небрежным
В поле, заметенном снегом.
Будет даль ему ночлегом.
Веселится хитрый глаз.

***

Весна будет входить в город через предместья:
Сломанными носами и теплым ветром с полей.
На юге  -  стаями в небе.
Если кто-нибудь видел солнце вчера,
Завтра он снова видит его.
Ведь уже близко время мартовских битв
Между чайками с гнилой реки
И воронами сельских развалин.
Скрипнув в двери ключом, ничего не оставить.
Так в эти дни ты закроешь письмо
Сургучом, но забудешь в конверт его вставить.
Это слишком похоже на то, как в полях
Начинал таять снег.

***

Куда ехал человек со зверским лицом,
Что, сойдя, побежал, удаляясь на юге?
"О, мой брат, Непокой сам лезет на флюгер,
Когда встают эти строки
В ушах моих тихих,
И глядит там на звезды".
Уже поздно: на крышах домов черепица.
И мы спим, но мы не сдаемся.
Ведь впереди возвращение,
А это значит, что всё будет как раньше.
Боевые костры из опавшей листвы за спиной.
У разбитых железных ворот
Высотой в три человеческих роста
Заканчивается игра. И мы уходим домой.
Вспомни, сумрак уводит нас!

***

Где-то здесь, между ветвей, должны быть созвездия,
Звезды должны  -  здесь, в этих кронах.
Проходи, человек. Лес  -  он славит тебя.
Небу полночи темнеть над тобой.
Нос упорный в стремлении слиться с губой,
А не крылья плаща на ветру  -  верный признак.
Полночь. Легкий звездный разбег.
Береги усы, человек.

***

И пролетел чумной огонь,
И пал в степи печальный конь.
Стоит в просторах всадник пыльный
И говорит: "Путей не счесть.
Я нёс отважно эту весть.
И вот стою здесь, шут ковыльный.
Картина каждому ясна:
Я вечный вестник, я  -  весна".

***

Перед началом лета на краю гречишных полей
Ульи-ловушки ставят хитрые пчеловоды.
Здесь, где означил рубеж вяз-калека,
На высоте в полтора человека  -
Пути пчелиного роя.
Но печаль пчел беспредельна.
Им менять хозяев  -  что вам поджигать сигареты.
Почему весной друзья пчеловоды
И улыбаются так друг другу
При встрече.

1.
Всю ночь мышь летучая
Висит на деревьях этого леса.
Это венок из его ветвей водружали
На подземную голову с огненными волосами.
Теперь мы уходим и сами.
Стелется пепел.
Дым встает над водой этих лесных озер.
В полусгнивших прибрежных лодках
Тихо спят водяные пальцы.
И в озерных стынут колодках
Тростников тонких колени.
Так в просвете, где пели олени,
Появляется хор стрелков.

2.
На границе леса можно быть либо
Оглянувшимся, либо  -  выходящим из леса.
Село на песке.
Песчаная площадь пустынна.
В полдень редкий бурьян на ней сожжен солнцем.
Пёс без двора: сельский шут.

3.
Все дороги ведут на запад,
Если идти по солнцу.
И день кончится на поляне,
Чьи травы, ветром клонимы,
Несут с гордостью имя
Селенья, которого больше нет.

4.
Это было в конце прошлого лета,
Когда глаз становился так узок от света.
Сосны пели с боков, высокú как глаголы.
И мы с братом лежали на отмелях, голы.
Сломанные слова. Развалины.
Ходит в них ветер.

***

Весь вопрос в том, почему нужно на мост.
Бывает, щёки словно съедены оспой:
Это вторженье пространства в пределы лица.
Об этом можно спросить камни развалин,
Но, конечно, они вряд ли ответят.
Зато волосы могут падать на лоб,
Могут остаться позади головы.
Они как будто бы точно свои.
Но возможно скорее ветру владеть волосами.
Это так. Ветви будут касаться.
В небе вновь закатится Веспер.
И звездой может вам показаться
На асфальт упавший ребенок.
А потом  -  но кто знает, что было потом.
Должно быть, огонь листов показался,
И весна наступила.

***

Свести ожиданье весны (уже близкой)
К глазам, к сплошным наблюденьям за тем,
Как неуловимо новое что-то
Появлялось в повадках людей.
Ведь собаки давно бегают, точно пляшут,
По гладким снежным тропинкам.
Припадая к земле, в небо смотрит трава,
Когда ветер; когда снег ложится на снег,
Словно белые пики растут в небеса  -
Белого войска. И ветер их клонит.
Весна это всадник кроткий,
Взвеселившийся в быстром беге навстречу,
Гонец всегда опоздавший,
Что спешил с вестью о битве.
И теперь сам вступает в это сраженье.

***

Когда птица поймана,
Можно рассмотреть её клюв, перьев узор,
Или сказать что-нибудь ей
Словами, которые громки не будут.
Но смеётся так похожий на время старик:
В его рту больше нет зубов, на черепе же  -  волос.
Всадник, что ставит ногу в стремя зимой,  -  весна.
Он всегда успевает. Должно быть, и в этот раз
Тоже успеет.
Эту весть должен был принести вестник.
Так на самом деле всё и случилось.
Так стаей ласточек становится небо  -
Путь которых лежит в этот предел  -
Чтобы снова стать небом.

***

Птица очень настойчива, пересекая ландшафт.
И день предает тебя памяти.
Такова ирония встречной весны.
Ведь понятно, что
Чувство что не дожить до ближайшей луны  -
Это и есть как раз лунный цикл.
Очень хитрое время года весна.
Такова ирония встреч.
С плеч склоненных бежала вода,
Если кто-то ботинки в дожде шнуровал.
Если кто-то был девушкой,
Через ручей перепрыгнув, в объятьях
Оказаться было так просто.
Стриж, намокший, ты зяб в какой-то застрехе! -
Сложив крылья и хвост свой,
Слишком похожий на птицу.
Ласточки прилетают весной.

***

Сидит в горбатой тесной трубке
Табак с дымящимся хохлом.
Не стали есть  -  и поделом  -
Убогих крох твоих голубки.
Однако же старик мятежен.
Вставая с лавки и персты сухие
Сложив в кулак, взывает к ласточкам.
© Александр Пылькин
© Devotion, опубликовано: 13 декабря 06