// -->
Содружество литературных сайтов "Сетевая Словесность"







О проекте
Визитки
Свежее
Мелочь
Архив
Авторы
Отзывы
учиться обретать
***

кляксою расплывшаяся ночь картридж треснул и протек на город
за окном чернильное пятно впитывает рыхлый снежный творог
так раскрасить снега полотно только сумасшедшему под силу
дом дрожит от сумрака продрог от фундамента до лестничных поджилок
не единого влюбленного жильца оттого и нечем согреваться
крошится отслаивается штукатурка дому лет сто двадцать
или полтораста до двухсот дотянуть он даже не мечтает
оторопь от скрежета берет каждого визгливого трамвая
крыша так предательски глуха что любой сдается непогоде
желчью изошедшая труха да и оболочка не по моде
дворник вышел помахать метлой рот раззявил выронив хабарик
утро вывело чернильное пятно а под ним как не было хибары

***

-  давай учиться обретать потерям нас учить не надо
ты обрети меня как частность я обрету тебя как часть
ты обрети меня как чётность но не вычерпывай нулями 
я обрету тебя как а́мен как чрезвычайность и как кчёмность
последний час перед рассветом в обманчивых чешуйках сна
как ночь нежна утолена дурманом унесенным ветром 
в блуждание и заблужденье и выход найденный из них
в кофейной догме на двоих и оста жертвоприношенье
зрачков таенный каракурт подстерегающий в молчанье
слова лишает окончаний но мысли нас не предадут

-  давай учиться жечь мосты иначе груз на крылья давит
наматывая нас кругами орбиты гаснущей звезды
где день и ночь звучат в миноре давай тональность доиграем
и окунем себя в сценарий из неизвестных траекторий
закрыв эдем на карантин стража́м исполненным очей
слова отвадим от корней а мыслью ускользнем в эфир 
без потрясений без пучины с возможностями вариаций 
давай учиться не бояться  все остальное мы учили

-  давай учиться ощущать путем зацепок и зарубок
что обретение друг друга как пепелищу влагодать
как узелковое письмо в котором при- и пре- и пере-
слова корнями держат берег а окончаниями мост
а мысли множатся как вирус и прозревают и светлеют
все остальное мы умеем а этому не научились

***

я тебе помогу
где саднит и вгрызается в совесть
соберись не дрожи расскажи все как лучшему другу
или как чужаку
на перроне ожидающем поезд
подарить  перекур пассажирам  перед следующим трюком

и не важно что ночь церемонным служеньем гротеску
навесными замками  скрежещет на ржавленных петлях
важно то что я слышу твой страх как сквозняк занавеска
отзываясь  змеящимся дансом рождению ветра

я тебе помогу  мне сегодня дано это право
утвердить тебя в вере в себя и напутствовать к жизни 
я сегодня твой солнечный вектор не турбина так парус
не трамплин так хоть пандус я твой антивирус

мы умножим наш вдох на двоих и поделим наш выдох
мы спиною к спине перед натиском века уклюжи
нам с тобой велика эта жизнь потому что на вырост
и с грехом и со смехом и мехом подбита белужьим

ты как будто подрос и раздался плечами как будто
фокусируешь взгляд сквозь меня и поверх сантиментов
тает ночь растворяясь кофейно гарцующим утром 
отражаясь в белках дикой кровью дразнящей мулеты

ты поджар ты напористо дышишь глядишь не моргая 
жаждешь краха не чаявшей цели обрушась роялем 
забродившая удаль бессмысленной пеной пугает
как же я заблуждалась покуда тебя ободряла

***

завтра бредет потягиваясь за новыми петухами
нетерпящими спугнуть зазевавшееся вчера 
прикидывает на пальцах как быстро и с потрохами 
ум развенчать и дух до вывернусти нутра

раскладывает по полочкам но я отчего-то трушу 
из пыли столетней пестуя прабабкин менталитет 
исписанный под диктовку про бога царя и душу
а мелко и неразборчиво того и другого нет

по сороку раз повторено каждой клеткой подкорки
чтобы дошли до правнуков щастия письмена
так как их достиженьями будущими и рекордами
зАдолго до  гордились прабабка и вся страна

за-ради всего святого космос сверкал гептилом
краплены двухсотым грузом ширились рубежи 
родина нас зачала вырастила вскормила
за наше счастливое прошлое будете ей должны

сегодня сидит нахохлившись  с возом да на распутье
гадает на постмодерне  с колядками и постом
не может определиться какое же время суток
светлее и мудренее и пламеннее мотор

не в силах найти отличий  блефуску от лилипутии
плутая в нонконформизме  ведется на каждый вброс
кается причащается борщом и кошерной путинкой 
прабабка в подкорке молится рубинам кремлевских звезд

***

кто кожей стонет под твоей ладонью
и ловит твой язык своим змеиным
кто в пену будней подсыпает соли
и вторит в унисон речитативом   
кто действием своим опережает
плутающие по сетям желанья
не чтит седьмую заповедь скрижалей
и о десятой не переживает
кто робко смотрит или без стесненья
глядит вполоборота или прямо
кто посягает на мои стремленья
и верит в безнаказанное право
кто по щелчку кто по звонку по зову
свой пульс с твоими стрелками сверяет
по звездам по луне или по солнцу
кто расстояньем не обременяем
кому всего лишь перейти дорогу
не прибегая к помощи девайса
мой драгоценный  под любым предлогом
мне в этом никогда не признавайся

***

сонное небо слезится скрывает лицо
лужится под ноги только оставьте в покое
как пациент в лазарете смирившись с концом
смотрит в витрины с трудом приподнявшись на койке
это мой город хандривший палитрой моей
эти оттенки заучены каждым прохожим
ломками одолевает опять по весне
словно линяющий ящер теряющий кожу
твердо не верящий в жизнь после метаморфоз
белым считая больничного суть произвола
сна оболочка сползла не оставив корост
все обошлось облегченно парирует город

***

я не знаю слов акварельных отозваться весной
просто город оттаивает и смущается бледности
ему хочется нравиться и победно себя нести
мимо всех императоров с их весомостью наносной

гондольером пройтись по воде растопить скорлупу
надышаться звенящим озоном до пьяного космоса
и навстречу растущему веку податься всем корпусом
отстоять свое право на собственный путь и пульс

вдохновение трав к лицу площадям и дворикам
он от спячки очнулся с жаждой тепла и свежести
индевелые шпекты размять и разлиться безбрежностью
из скелетов своих революций прорастая йориком

***

хвост рогами гордится копыта кузней
предлог кляузой кляуза узником
замочная скважина чужими тайнами
доска разделочная резными ставнями

авоська горда закромами родины
миксер бредит адронным коллайдером
мойка сиквелом мыльной оперы
книга поваренная терабайтами

сток плотинами  гидростанций
кафель царственными палатами
стеклянная тара античным терраццо
белая скатерть красными датами

зудит точило - в одну шеренгу
равненье на мясорубку и сечку -
блестящей партией грезит гречка
разумом инопланетным тарелки

шумовка грозится майной и вирой
продуктом вторичным гордится еда
чайник конфоркой своей бравировал
пока не выкипела вода

***

я гибкая форма жизни отзывчивая к сигналам
я обращаюсь ухом когда ты играешь тембром
я поглощаю треки и спектрограммы
микширую интонации и акценты

когда упражняешься в мимике я обращаюсь глазом
фиксирую смену масок морщинок волну ужимки
одним добавляю контраста другие сглаживаю
теплыми фильтрами RGB режима

когда ты от боли глотаешь крик челюсти стиснув
я обращаюсь кожей с десяти атмосферным тургором
или макромолекулой полимером хитином
инертным к атакам и огнеупорным

если я не откликнулась то сломалась испортилась
где-то ослабли связи исчерпан  заряд
я конечная форма жизни уставшая формула
в белом морском песке похорони  меня

***

у меня для тебя миллион аргументов живи
я сегодня в ударе во всяком безумие повод
без труда нахожу и жужжать и кружить
осчастливленной пятикопеечной мухою по полю

у меня для тебя аргументов вагон самовар
пироги пятаки сундуки плюшки плошки и шутки
распирает остапа несет по морям по волнам
я сегодня буксир для смирившейся с гибелью шлюпки

мы с тобой на плаву нас такие причалы зовут
маяки не жалеют огня а пираты добычи
а небесные мухи для нас пятаков натрясут
исполняющих каждый каприз без дурацких кавычек

я сегодня в ударе но завтра не ясен прогноз
если днище пробью о любой незадавшийся случай
не дай бог приземлиться участливой мухой на нос
моей гребанной лодки поступок из всех наихудший

я скажу тебе прямо известен мне донный рельеф
я не раз опускался по собственной воле под воду
и не раз помышлял не всплывать на поверхность наверх
мне что море что жизнь по колено что смерть идиоту

тебе нужен тягач да хоть рикша в любом направленье
трос вполне подойдет лишь бы было за что зацепиться
я явленья ищу я такого хочу потрясенья
но когда его нет и не вздумай мешать мне топиться

***

пусти переждать непогоду в твоем рукаве
случайная крошка на нем вызывает таких аналогий
какая удача усталому путнику не на земле
а в теплом углу на ночлег примоститься с дороги

а может в нагрудном кармане у сердца где кровь
еще не умеет сдержать себя в спорах и держит обиду
и чешет кулак репетируя мысленно роль
своей правоты но дрейфит показывать виду 

идея карманов священна подсказана свыше
хоть рваны и латаны расположенье чудное
отличнейший хостел пристанище ищущим крышу
в грозу или в пекло часок вечерок скоротать или то и другое

сегодня удача щедра подослала тебя обогреть
уважить радушьем кармана казалось пустого
в нем даже на пластике счет не превысивший медь
и сердце запуталось в доводах будто в рингтонах

тропинка моя утопает в траве тороплюсь
таким неприметным твою не постигнуть дорогу
на время постоя меж нами поставили плюс
но как нас разделишь теперь
мы карманные ангелы бога

***

когда закончатся слова
и даты
разложит клевер на простые числа
очнусь в земле от грозовых раскатов
и ты отыщешь маленький  трилистник
ты нагадаешь клеверных затмений
задумывая мир своим и только
и не заметишь как меня поселишь
в него сердечка клеверного долькой
твоих запястий прорисованы узоры
не хной а млечностью по антрациту
среди сплетений травяного сбора
сердечко клеверное бьется три́том
если не врали прежние приметы
увянув раньше чем пришлось прозреть бы
исполню твои странные секреты
став меньше единицы больше смерти
трилистником на маленькой орбите
зрачка вселенной клеверного бога
пытающейся что-то говорить мне
наречьем полном детского восторга

***

поскользнулась готова рухнуть
но на ухо мне села муха
и вцепилась в него так крепко
ну почти что как мышь за кошку
ту которая за
вы знали
кто за кем в той стоял цепочке
и резину тянул чесал репу
образуя кто лапой кто мочкой
острый угол к горизонтали
упираясь
ну вот короче
я действительно устояла
ни царапины ни ушиба
и не жертвою  обстоятельств
за поддержку тебе спасибо
царь гвидон пролетавший мимо
драматического момента
и откуда такая сила
при отсутствии брутто в нетто
жаль на жизнь у нас разные планы
я стою
на душе корыто
ты летишь к своему буяну
подо мною земля скользит и
вот те на
перелом
закрытый

***

сны текущие от истока к устью
по пути разбавляя вечерний кофе
парочкам предсказывают в капусте
отыщется истинная любовь их
я в твой сон загляну притоком
и поверь не только из любопытства
пусть скучают видения одинокие
за компанию можно такое высмотреть
недосказанное на бегу оборванное
острой приправой по вкусу сну 
безразличному в каком ты городе
дарует к плечу твоему прильнуть
разгадаю какой снюсь загадочной
и поверю охотно в такую версию
нас попутный прокатит лист тетрадочный 
снящий себя броненосным крейсером
сон твой растает часом ранее
не провожая меня до устья
шепнет улетучиваясь до свидания
я кивну в ответ с добрым утром

***

вот адам
та-даам
каждой еве по кости дал
и лежит теперь кучей
мрачнее тучи
извелся измучился
жертвы своей оценить не может
гибкости обретенной тоже
а мог бы удавом
пройтись по дамам
которым мало
его дара
одна у другой перед носом
трясет обглоданной костью
в качестве эксклюзива
я красива а ты образина
и каждая в парике из волос соперницы
как их земля носит и при том вертится
а ему невдомек
среди них нет ее

вот за кустом ева
кило яблок съела
разгрузочный день диета
за что ей все это
а может не в яблоках дело
а например в сигаретах
затянешься и прояснится 
валить надо в жаркие страны
где все и в руке синица
вкл и одни адамы
и невдомек тупице
яблоком надо делиться

искусителю не до этих воображал
ему надо сбыть урожай
а там будет видно
каким повидлом
просвещение этому сброду
или концы в воду
© Юлия Мишанина
© Devotion, опубликовано: 16 января 18